Версия сайта для слабовидящих
03.06.2024 07:34
50

«Мне бой знаком – люблю я звук мечей» к 225-летие со дня рождения А.С. Пушкина

   Александр Сергеевич Пушкин! В этом году мы отмечаем его 225-летие со дня рождения. Поэт вошёл в нашу жизнь как человек, которому был дан неслыханный дар, быть счастливым, даже в самых трагических обстоятельствах. В самом деле, даже сегодня, когда мы начинаем думать о нём, перед нами невольно вырисовывается легкий силуэт Пушкина-лицеиста, зачинщика школьных проказ, беспечного молодого повесы, с вечно юной улыбкой на устах, готового серьезное обратить в шалость, смешное выразить эпиграммой.

   Но, возможно ли представить себе Пушкина, который в боевом азарте с саблей наголо скачет навстречу врагу. С тем образом «солнца русской поэзии», к которому мы привыкли, это не очень вяжется.

   Тем не менее, Александр Сергеевич мечтал о военной службе и по окончании лицея, даже начал хлопотать о своём зачислении в лейб-гвардии гусарский полк, да так лихо, что его просьбы чуть было, не увенчались успехом, но стать военным Пушкину не разрешил отец.

   Сергей Львович был уверен, причём небезосновательно, что гвардейская служба не сулит никаких доходов. Напротив, она может сильно ударить по семейному бюджету, который и так трещал по швам. И потому — никаких лейб-гусаров с их дорогущей экипировкой и прочими излишествами столичной жизни. Служить? Да, но по сугубо штатской линии Коллегии иностранных дел с годовым окладом в 700 рублей.

   Захаром Прилепиным написана книга, которая называется «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы». В неё вошли одиннадцать биографий писателей и поэтов Золотого века – от Державина до Чаадаева, - умевших держать в руке не только перо, но и оружие. В книге написано и об Александре Сергеевиче Пушкине как о воине.

  В полной мере не сложившаяся личная воинская история – одна из постоянных пушкинских разочарований, пронесённых им через всю жизнь. Ещё лицеистом он жалел, что родился так поздно и не может пойти воевать за Отечество.

 

 Увы! Мне не судил таинственный предел
Сражаться за тебя под градом вражьих стрел!
Сыны Бородина, о кульмские герои!
Я видел, как на брань летели ваши строи;
Душой восторженной за братьями спешил,
Почто ж на бранный дол я крови не пролил?

                                    («На возвращение государя императора из Парижа в 1815 году»)

 

На юных ратников завистливо взирали,
Ловили с жадностью [мы] брани [дальний] звук,
И детство негодуя проклинали,
И узы строгие наук.

                                    («Воспоминания о Царском селе», 1828)

 

   Пушкин дважды собирался на войну (первый раз в компании Раевского, второй раз – с Петром Вяземским) – но его не допустили. И всё-таки весной 1829 года, Пушкин, хоть и не имел военной должности, отправился на войну, чем был крайне доволен.

  (Россия тогда вела войну против Османской империи – на территории самой империи. Семь лет турки пытались подчинить греков и семь лет греки отбивались, взывая о помощи ко всей Европе. Терпеть это дальше было просто невозможно. И русские в 1828 году пересекли границу).

   Театр военных действий был на Кавказе, где Иван Паскевич наводил на турок реальный ужас. Пушкин рванул на Кавказ, совершенно наплевав на то, что находился под секретным надзором.

   «Пушкин из первых оделся в черкесский костюм, вооружился шашкой, кинжалом, пистолетом… под звуки барабана всё зашевелилось, и колонна выступила длинной вереницей…» из воспоминаний Н.Б.Потокского.

   «Когда войска, совершив трудный переход, отдыхали в долине Инжа-Су, неприятель внезапно атаковал передовую цепь нашу. Поэт… услышав около себя столь близкие звуки войны, не мог не уступить чувству энтузиазма… он тотчас выскочил из ставки, сел на лошадь и мгновенно очутился на аванпостах. Опытный майор Семичев… едва настигнул его и вывел насильно из передовой цепи казаков в ту минуту, когда Пушкин, одушевлённый отвагой… схватив пику после одного из убитых казаков, устремился против неприятельских всадников. Можно поверить, что донцы наши были чрезвычайно изумлены, увидев перед собою незнакомого героя в круглой шляпе и в бурке…» из воспоминаний

Н.И.Ушакова.

   Позднее Пушкин прицельно стрелял по туркам из ружья, ещё несколько раз порывался атаковать неприятеля то с драгунами, то с казаками, и удержать его было всё сложней; в конце концов дело дошло до того, что главнокомандующий генерал-фельдмаршал Иван Фёдорович Паскевич отругал Пушкина, сказав, что жизнь его дорога России, и негоже так себя вести… Вспылив, Пушкин обиделся и оставил военный лагерь.

    Вернувшись домой, Пушкин с ходу написал небольшое стихотворение, которое начинается четверостишием:

«Был и я среди донцов,
Гнал и я османов шайку;
В память битвы и шатров
Я домой привёз нагайку».

   У Пушкина были непростые отношения с властью, но он был истинным патриотом России. В 1830 году Пушкин просил Бенкендорфа: «Ныне, когда справедливое негодование и старая народная вражда, долго растравляемая злостью, соединила всех нас против польских мятежников, озлобленная Европа нападает покамест на Россиюне оружием, ноежедневной бешенной клеветою… пускай позволят нам, русским писателям, отражать бесстыдные и невежественные нападки иностранных газет».

   Из книги Прилепина «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы»:

«Муза Пушкина, как сам он признавался:
Любила бранные страницы,
Тревоги смелых казаков,
Курганы, тихие гробницы,
И шум, и ржанье табунов…

   Можно за Пушкина досказать и додумать то, что в нём иные хотели бы видеть, а можно выслушать его самого:

Но что прелестней и живей
Войны, сражений и пожаров,
Кровавых и пустых полей,
Бивака, рыцарских ударов,
И что завидней кратких дней
Не слишкоммудрых усачей,
Но сердцем истинных гусаров?..

  Наш Пушкин – автор «Полтавы», «Полководца» и «Бородинской годовщины»; он написал  «Клеваетникам России» и «Войну»: там сказано всё.

   Получается, что и в этом – военном - смысле фигура его оказывается всеохватывающей, неотменяемой, определяющей.

  Перечитайте, как минимум, названные нами стихи, или «Путешествие в Арзрум» - безупречный образец военного очерка. Станет очевидным, что если этому взводу нужен взводный, то он есть: Пушкин.

«Равнение на солнце.
Время оставить Бронзовый век и возвращаться в Золотой».

   А я, в свою очередь, советую почитать очень интересную, познавательную книгу Захара Прилепина «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы», которую можно взять в библиотеке по ул. Кузнецова, 10.

 

Ведущий библиотекарь Кузьмина Р.С.